Воровская «малина»: что там происходило? - The Criminal
Характеры

Воровская «малина»: что там происходило?

х/ф Место встречи изменить нельзя

У этих воровских «конспиративных квартир» было еще одно расхожее название – «блат-хата», которое со временем трансформировалось в «притон». Сегодня притонами в полицейско-судебных документах чаще всего называют прибежища наркоманов и проституток.

В советские же времена в «малинах» обитал «преступный элемент», готовящийся к совершению противозаконных действий или же пожинавший их плоды.

Гиляровский «малин» не боялся

Первым бытописателем российских воровских «малин» был легендарный отечественный журналист и прозаик Владимир Гиляровский, «Дядя Гиляй». Одним своим видом этот плечистый усатый москвич внушал уважение представителям самых разных социальных классов столицы, в том числе, и ворам. В своем знаменитом сборнике «Москва и москвичи» Гиляровский описал и свои посещения злачных мест дореволюционного Хитрова рынка, местных «малин», куда предпочитали не соваться даже полицейские.

Это были весьма колоритные места с не менее харизматичными обитателями – ворами, грабителями, разбойниками и убийцами. В ночлежках, борделях и трактирах Хитровского рынка обделывались планы предстоящих преступлений, туда стекался люд с «низкой социальной ответственностью» после совершения своих противоправных деяний, там делилось и сбывалось барыгам награбленное добро.

Советская власть в 20-е годы решила вопрос с этим московским «бельмом» радикально – в один из дней рыночная площадь была оцеплена милиционерами, обитателей Хитрова рынка выгнали, а место «зачистили» – «малины» превратились в банальные коммуналки. Кстати, некоторые здания того времени существуют в этом качестве и до сих пор, коммунальные квартиры с малообеспеченными москвичами делят азиатские гастарбайтеры.

«В Сокольники он, гад, рвется – там есть, где спрятаться…»
«Малины» – в значительной степени городской топоним: более или менее сплоченные банды действовали в крупных населенных пунктах и, соответственно, там же отсиживались. Если продолжать описание блат-хат с отсылкой к художественным произведениям, то как не вспомнить замечательные советские фильмы «Место встречи изменить нельзя» и «Калина красная». Первый дает картину послевоенной «малины», второй – шалмана 70-х годов.

И если в шукшинском фильме картина воровской «малины» схематично-апокалиптичная – блат-хата показана изначально «паленой», ее буквально в первые же минуты посещения Горя (герой Василия Шукшина) окружают «менты», то в многосерийной картине Станислава Говорухина «лежбище» «Черной кошки» в Марьиной роще обрисовано поподробнее.

Этот отдаленный московский район, как и Сокольники, Таганка, Замоскворчье, в послевоенное время был одним из самых неспокойных – там группировались разного рода банды, «расцвели буйным цветом «малины». В «стандартной» блат-хате жили как сами воры, так и их «марухи» (любовницы). Как верно показано в фильме Говорухина, в «малине» не только сладко ели-спали, но и планировали очередные преступления.

Постсоветская история притонов

С крушением Советского Союза термин воровская «малина» постепенно исчез из лексикона как самих воров, так и правоохранительных органов: организованная преступность вышла на «качественно новый» уровень, и воровские сходки чаще всего стали происходить не в квартирах, а в «общественных местах» – в кафе и ресторанах или даже на теплоходах.

Слово «притон» уже не соотносится с воровской «малиной», теперь это места сборища наркоманов и «жриц любви». Главари крупных банд, как в стародавние времена, уже не делят кров со своими подельниками, как герой Джигарханяна Горбатый – сегодня, как правило, у каждого из них собственный шикарный особняк со всеми полагающимися по статусу причиндалами.

Комментировать

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные

© 2017 Криминал

Наверх