Самые презираемые профессии на воле в российской тюрьме - The Criminal
Тюрьма

Самые презираемые профессии на воле в российской тюрьме

nnm.me

Пальма первенства, среди презираемых сидельцами профессий, принадлежит службе в правоохранительных органах. На блатном жаргоне ее называют «мусорской работой». На протяжении всей истории работники полиции и преступники были врагами, и понятно, по какой причине. Если же человек работал в сфере, которая каким-либо образом касается государственной службы, то относиться к нему арестанты будут терпимо. Правда говоря, рассчитывать на «карьерный рост» в пределах тюрьмы он точно не сможет.

Что касается работы охранником

Если посетить какой-нибудь форум, посвященный воровской тематике, то можно увидеть, что здесь обсуждается отношение к той или иной специализации на воле. По большей части гражданские профессии считаются «легитимными» среди воров в законе, но вот уважения они не заслуживают. Если, к примеру, человек работал на воле охранником или официантом, то в тюрьме он может рассчитывать на статус «работяги» или «мужика». Именно благодаря их труду, но никак не авторитету, зона и существует.

Арестантов, которые в обычной жизни работали в сфере услуг, преступники не уважают. Их называют «халдеями», «шнырями» или «шестерками». Но, относиться к ним в неволе будут снисходительно. Если же бывший таксист или швейцар занимался на прежнем месте трудовой деятельности «крысятничеством» или «стукачеством», то его могут опустить до «петуха» или «шныря«. Многое зависит от того, насколько серьезным был проступок.

Скрыть информацию о деяниях на свободе, которые не уважают в неволе, затруднительно. Она быстро доходит до арестантов, а некоторые уголовники, являющиеся отличными психологами, и вовсе могут узнать ее от человека, войдя к нему в доверие.

На форумах часто задают вопросы относительно службы охранником. Консерваторы и радикалы воровского мира считают, что работать им западло. Ведь вор должен воровать, но ни в коем случае не охранять чужое добро. Либералы считают, что охраннику не место в блатном мире, но и предъявлять ему что-то нельзя за такую работу.

Немного иначе обстоит ситуация с людьми, которые прошли срочную службу во внутренних войсках. Их именуют, как «краснопогонников». На некоторых зонах к таким осужденным отношение крайне отрицательное. В других «местная администрация» не трогает их. Считается, что «краснопогонник» не по своей воли пошел в армию, а отправлен был туда принудительно.

Зачастую людей, прошедших срочную службу, в зоне определяют как «мужиков». Но, это возможно только в том случае, если новоиспеченный арестант поставит себя и не даст опустить вниз по иерархической лестнице до петуха.

Что касается адвокатов, то довольно-таки сложно однозначно сказать, что их ожидает на зоне. С одной стороны они защищают преступников и даже воров в законе. Но, адвокатом может быть бывший «мент» или прокурор и тогда на уважение ему рассчитывать не придется. Если же адвокат будет помогать братве на зоне, к примеру, подавать судебные иски и писать жалобы, то он будет сидеть «ровно» и даже может рассчитывать на некоторое покровительство со стороны воровского мира. Яркий пример адвоката, вольготно чувствующего себя на зоне, это Дмитрий Якубовский.

Завидной точно нельзя назвать участь человека, попавшего в тюрьму и, имевшего отношение к профессиям, пропагандирующим нетрадиционную сексуальную ориентацию. Аналогичное можно сказать и о бывших натурщиках, танцорах и стриптизерах. Арестанты относятся к ним с пренебрежением.

Где сидят «бээсы«

«Бээсы» — это бывшие сотрудники постовой службы, судьи, прокуроры, работники ФСИН, судьи и военнослужащие. Они содержатся в специальных тюрьмах, которых около десятка в стране. Меньше всего на таких зонах судей, которые редко попадают в места лишения свободы.

Причем в тюрьмы для сотрудников государственных учреждений попадают даже те, кто хотя бы месяц проработал рядовым сотрудником полиции. На зонах, где сидят «бээсы«, не действуют блатные порядки. Генералы и лейтенанты находятся на равных условиях. Каждый «бээс» считает, что попал на зону по ошибке.

Бывших работников правоохранительных органов никогда не посадят в тюрьму с обычными заключенными. Ведь их могут «пришить» в первые же сутки пребывания.

Комментировать

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные

© 2017 Криминал

Наверх