С каким оружием разрешено ходить вору в законе? - The Criminal

THE CRIMINAL

Есть те, кто прочитали эту новость раньше вас.
Подпишитесь, чтобы получать статьи свежими.
Email
Имя
Фамилия
Без спама
Характеры

С каким оружием разрешено ходить вору в законе?

«Вежливость – лучше оружие вора!» – заверял «подельников» фальшивый Доцент в фильме «Джентльмены удачи».

Это может показаться смешным, но герой милого и крайне положительного воспитателя детсада Евгения Ивановича Трошкина, волею судеб принявшего обличие уголовника-рецидивиста Белого, тогда высказался практически «по понятиям»: по воровскому закону, главным и самым сильным оружием вора является разговор, а не «волына» или «перо».

Хотя и тем, и другим «законники» за всю историю своего существования не пренебрегали.

Думали сами, решали сами: иметь или не иметь

Существует предубеждение по поводу того, что настоящий вор в законе в принципе не должен иметь оружие. На самом деле, это не так. Вернее, не совсем так. Если «расширить» по смыслу этот пунктик воровских правил, то станет ясно, что речь идет о запрете на вооруженное выступление человека на стороне власти. «Законники» любое сотрудничество с представителями государства воспринимали как «западло».

К примеру, Клима (Сергея Клементьева), «коронованного» в 1998 году, «развенчали» именно по этой причине – «коллеги по цеху» нашли фото, где армейский «абитуриент» принимал воинскую присягу с автоматом Калашникова наперевес.

По большому счету, в идеале воры в законе должны были «решать вопросы», а не рисоваться перед братвой, «шмаляя» из «волыны» или насаживая врагов на «перо». Для этих целей у них существовали многочисленные подчиненные. «Законник» по понятиям не испытывал потребности в собственноручном наказании – достаточно было сказать пару слов братве или даже просто черкнуть «маляву», чтобы приговоренного порешили.

Причем не важно, где приговоренный на тот момент находился – в тюрьме или на воле. Личное участие воров в законе в кровавых разборках было характерно разве что на заре зарождения воровского статуса как такового.

«Сучья война»: начало раскола

Считается, что воровская идеология, в том виде, в котором ее привыкли воспринимать представители «старой школы», возникла в конце 20 – начале 30-х годов ХХ века. До сих пор спорят об ее истоках и прарордителях. Однако очевидно, что к началу Великой Отечественной войны в воровской среде уже был выработан достаточно четкий кодекс поведения вора в законе и схематически обозначена иерархия воровского мира. Вспомните реплику Ручечника из «Места встречи изменить нельзя»: «Я вор в законе, и дружков своих не продавал» – по фильму, только-только отгремела Вторая Мировая.

Именно в это время «законники» и вернувшиеся «на круги своя» «суки» начали резать друг друга в лагерях – с фронтов на зону возвращались бывшие воры в законе, которые в свое время с оружием в руках защищали Отечество в боях, а потом снова взялись за старое – начали воровать, грабить, убивать. «Ссученные» знали, что их ждет, и на этапах запасались оружием – готовили пики и другие «заточки». Аналогичные действия предпринимали и «реальные» воры в законе, которые всю войну провели в ГУЛАГе. Отчасти эта тема нашла свое отражение в фильме Александра Митты «Затерянный в Сибири».

Легенда воровского мира, «законник» Вася Бриллиант (Василий Бабушкин), «коронованный» в 22 года, в 1950 году свой «четвертак» получил именно за то, что вместе с подельниками заточками зарезал заключенного (вину взял на себя). После это случая Бриллиант высший воровской статус как раз и обрел – там же, по месту отсидки.

«Раздвоение» среди воров в законе на самом деле положило начало брожению в этой среде, что стало первой серьезной попыткой нивелирования статуса «законника». В 90-е годы ХХ века антагонизм усилился «апельсиновой» темой, когда появились разнообразные возможности статус вора в законе купить за деньги.

С чем «на кармане» брали «законников»

Если уж продолжать тему «Места встречи изменить нельзя», то нельзя при этом не упомянуть об «идейном вдохновителе» прототипа карманника Кирпича Саше Шорине («законник» Александр Прокофьев) – воре в законе Владимире Савоськине (Савоське). Савоську в последний раз задержали с гранатой и героином.

Современных «законников» все чаще ловят с «волынами» – к примеру, 73-летнего ветерана воровского мира Луа (Михаила Никурадзе) в 2013 году задержали по подозрению в незаконном обороте оружия (револьвера и двух патронов), дали полтора года колонии-поселения. Аналогичные истории произошли с грузинским вором Цруци (Теймуразом Чхетиани) и славянином Ромашкой (Геннадием Романовым). У последнего, правда, в кармане помимо наркотика был не пистолет, а ручная граната «Ф-1».

Комментировать

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные

© 2017 Криминал

Наверх

GET YOUR EMAIL UPDATES

We send out our lovely email newsletter with useful tips and techniques, recent articles and upcoming events. Thousands of readers have signed up already. Get a free WordPress eBook now.
Email
Имя
Фамилия