Как вор в законе должен вести себя с администрацией тюрьмы - The Criminal

THE CRIMINAL

Есть те, кто прочитали эту новость раньше вас.
Подпишитесь, чтобы получать статьи свежими.
Email
Имя
Фамилия
Без спама
Понятия

Как вор в законе должен вести себя с администрацией тюрьмы

Первая и главная заповедь вора-законника не сотрудничать с властными структурами. Это правило должно неукоснительно соблюдаться как на воле, так и за решеткой.

Скрытое противостояние

Воровская обособленность администрации тюрем и исправительных колоний по-своему даже выгодна: если вор в законе «держит» зону, не допускает бунтов заключенных и иного беспредела с их стороны, начальника пенитенциарного учреждения («хозяина», «кýма») такое положение дел устраивает. Но это далеко не всегда означает, что противоборствующие стороны заранее договорились о каких-либо уступках, — настоящий вор-законник никогда не станет считаться с интересами «кума», если они не совпадают с его собственными.

Среди лагерной обслуги («козлов» – осужденных, сотрудничающих с администрацией) вор формирует агентурную сеть, через которую получает всю доступную информацию о том, чем дышат «кум» и его окружение, какие у них планы и намерения.

Вор в законе в тюрьме чувствует себя как рыба в воде и, руководствуясь понятиями, даже в неволе обязан организовать скрытое противодействие администрации места лишения свободы, где отбывает срок. Делается это через других осужденных, сам же вор держится в стороне, но ситуация всегда у него под контролем. Ни для кого не секрет, что многие сотрудники ФСИН коррумпированы – воры в законе через них находят каналы переправки в зоны и тюрьмы наркотиков, мобильных телефонов, денег и прочих вещей, официально запрещенного к обращению в местах заключения. «Оборотней в погонах» можно подкупить, запугать, шантажировать. Сотрудники МЛС, попавшие на такой воровской крючок, также загодя сообщают о спецмероприятиях.

Кум королю

Такими словами можно охарактеризовать привилегированное положение вора в законе в местах лишения свободы: администрация МЛС может сама организовать максимально комфортный в условиях неволи быт авторитета (отдельная камера с телевизором, видеомагнитофоном и телефоном) или хотя бы не мешать самоорганизации данного процесса. Известны случаи, когда в камерах у авторитетов, оклеенных обоями (!), присутствовала даже мягкая мебель. И это притом что вор-законник принципиально всегда обязан быть «в отказе»: он не работает, и никакое наказание от администрации за неповиновение не заставит авторитета прогнуться.

Справедливости ради стоит отметить, что «кум» чаще всего и не стремится надавить на вора в законе: «хозяин» знает, что достаточно одного слова авторитета, и зона восстанет. Нередки случаи, когда тысячи осужденных разом отказывались от приема пищи, резали себе вены, не выходили на работу или бунтовали другим способом из-за «наезда» «кумов» на зоновских авторитетов. Вор в таких историях в стороне, как бы не при делах, для обострения ситуации ему достаточно дать одно устное указание, а дальше все сделают подручные.

«Ломай меня полностью»

Знатоки криминального мира утверждают, что коммерциализация процесса получения статуса вора в законе (появление так называемых «апельсинов», заплативших за воровскую корону немалые деньги) повлияла на взаимоотношения преступных авторитетов и администрации МЛС – в сторону смягчения воровского радикализма. Некая уступка «куму» со стороны вора уже может не считаться «косяком», если это идет на пользу братве.

Вдобавок многие современные воры-обновленцы теперь вовсе не считают тюрьму родным домом и не собираются придерживаться консервативных воровских понятий в общении с администрацией. В качестве примера можно привести грузинских законников, которые как огня боятся возвращаться на родину – там сажают в тюрьму за одну лишь принадлежность к воровской масти.

Настоящий вор – человек-кремень, не способный отказаться от тюремного закона ни под каким давлением «хозяина». На такое способны далеко не все, и администрация МЛС эту особенность активно использует в стремлении воздействовать на законника, в том числе и для того, чтобы сломить его волю. На «красных» зонах (там, где верх держит лагерная администрация) воров в законе систематически сажают в ШИЗО, провоцируют и поощряют конфликты авторитетов между собой. Используется компромат (информация о неблаговидном прошлом законника), воров бросают с этапа на этап – они не успевают закрепиться на одном месте и обрасти там должными связями и укрепить свое положение.

Комментировать

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные

© 2017 Криминал

Наверх

GET YOUR EMAIL UPDATES

We send out our lovely email newsletter with useful tips and techniques, recent articles and upcoming events. Thousands of readers have signed up already. Get a free WordPress eBook now.
Email
Имя
Фамилия