Чем «мужики» отличаются от других "тюремных мастей" - The Criminal
Тюрьма

Чем «мужики» отличаются от других «тюремных мастей»

«Прописавшихся» в местах лишения свободы (далее – МЛС), помимо собственно воров в законе, условно делят на 4 основные масти, каждой из которых соответствует определенный цвет – блатных называют «черными», мужиков «серыми», козлов «красными», а опущенных – «голубыми». Иерархическое продвижение на зоне и в тюрьме, по большому счету, возможно только вниз – лишенный статуса зек теряет его безвозвратно.

«Мужики» – наиболее многочисленная и весьма обособленная каста заключенных. Это зеки, которым, в отличие от блатных, по воровским понятиям, дозволяется, более того, вменяется в обязанность работать. Правильный «мужик», вместе с тем, не идет на сотрудничество с тюремной или лагерной администрацией и не занимает какие-либо должности по назначению «хозяина» – начальника тюрьмы (зоны) – это считается западло. Если «мужика» с его согласия назначают, к примеру, завхозом, вор в законе обязан снизить статус такого назначенца и перевести того в «козлы» («красные» – те, кто сотрудничает с властью).

У «мужиков» могут быть свои авторитеты, которые имеют определенное влияние даже на блатных. Но «мужики» предпочитают не лезть в тюремно-зоновски е разборки, честно тянут срок и ждут освобождения. Однако тюремных правил они стараются придерживаться – иначе за решеткой не выживешь.

Терпимое отношение воров в законе к «мужикам» объясняется рядом причин. Во-первых, представители данной масти составляют основную массу заключенных в МЛС, эти «рабочие лошадки» выполняют большую часть трудовых обязанностей на производственных участках любой тюрьмы или зоны. Соответственно, от нормального функционирования промзон в МЛС во многом зависит жизнь исправительного учреждения в целом.

Во-вторых, есть гипотеза, что в голодные 30 – 40-е годы «мужики» серьезно поддержали «законников» своими «пайками» и выступили на стороне воров в кровавой войне с «суками» (ворами в законе, которые с оружием в руках воевали на фронтах Великой Отечественной войны, что запрещается воровским кодексом).

Тем не менее, любой «мужик», как и представитель другой масти, в мгновение ока может сменить «амплуа» за свое поведение (за сделанный «косяк») – переместиться по иерархической лестнице на одну, а то и несколько ступенек вниз. Вор в законе никогда не станет «опускать» сам – для этого есть зеки рангом ниже.

Первым делом по «заезду» на зону «мужик», как и представители остальных мастей, должен «обозваться» – то бишь, представиться, кто он «по жизни». Ворам врать бессмысленно – тюремный телеграф не «Почта России», информация о человеке на зону поступает очень быстро. За «гнилой базар» вор может приказать и «опустить» выдумщика. Кстати, и самого вора в законе по понятиям можно перевести в «мужики» – для этого равный по званию (другой вор в законе) должен дать провинившемуся по ушам. Таким же способом переводят в «мужики» и блатных.

«Мужики» на зонах держатся особняком от других категорий заключенных, и в этом ничего унизительного нет, если представителями данной касты соблюдаются воровские (тюремные) законы.

 

Комментировать

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные

© 2017 Криминал

Наверх